Продукция

Перспективы перевода котельных ЖКХ на биотопливо

Сложившаяся на сегодняшний день обстановка в ряде регионов — резкое повышение тарифов на тепловую энергию и другие энергетические ресурсы, заставляет задуматься о путях снижения затрат. Одним из реальных инструментов снижения затрат на выработку тепловой энергии может быть использование в качестве топлива — биотоплива. В этом случае отпадает необходимость дорогостоящей доставки, например, угля из регионов Сибири, а это более 1000 рублей на 1 тонну перевозимого в Северо-Западный регион топлива, что удорожает стоимость угля по отношению к месту его добычи более чем в 2 раза.

Стоимость энергии

Сравним стоимость выработки тепловой энергии на различных видах топлива в Северо-Западном регионе. Для выработки 1 Гкал тепла необходимо примерно 130 м3 природного газа, его цена с учетом последнего повышения на начало 2010 г. составляет около 4000 руб. за 1000 м3, таким образом, в стоимости 1 Гкал топливная составляющая около 520 руб.

Цена на уголь по различным потребителям в Ленинградской области колеблется от 2500 до 3700 руб. за тонну. В стоимости 1 Гкал топливная составляющая соответственно (при учете того, что КПД энергоустановки принимается 80%, а реально на небольших котельных КПД находится на уровне не более 50 — 65 %) будет колебаться от 575 до 850 руб.

Мазут стоит 12000 руб. за тонну, в стоимости 1 Гкал топливная составляющая 1350 руб.

При сжигании древесных пеллет (реальная теплотворная способность нами взята 3800 ккал, максимум 4000 ккал), их расход на выработку 1 Гкал составляет около 300 кг. При КПД установки 84% и цене 3800 руб. за тонну (это минимальная цена по которой нам удастся покупать пеллеты для отопления нашего завода), топливная составляющая в стоимости 1 Гкал составляет 1440 руб.

На сегодняшний день, по данным ООО «Теплосервис» г. Приозерска Ленобласти, цена топливной щепы в случае ее приготовления на месте из бревен, не относящихся к деловой древесине, имеет следующую структуру. Стоимость 1 м3 круглого леса дровяного от 500 до 1000 руб. (цена зависит от региона и поставщика), рубка щепы около 170 руб. за один плотный кубометр. Соответственно, цена топлива в 1 Гкал будет составлять от 420 до 730 руб. при влажности щепы до 55% и КПД котла 80%. По нашим данным, собранным в Новгородской области, средняя цена за плотный кубометр щепы составляет около 1000 руб. Соответственно, топливная составляющая в 1 Гкал в этом случае будет равна 625 руб.

Преимущества щепы и гранул

К сожалению, в России ни в одном регионе не производится специальная заготовка топливной щепы для нужд жилищно-коммунального хозяйства — как, например, в Финляндии, где создана целая производственная отрасль. Тем не менее, даже при таком разбросе в ценах можно с уверенностью сказать, что щепа вполне конкурентоспособна по сравнению с углем и имеет безусловное преимущество перед мазутом. В сравнении с газом, если учесть повышение цены газа на 16% последовательно в 2011 и 2012 гг. и при условии хорошей организации централизованных заготовок щепы, конкурентоспособность также будет налицо. Объем капитальных затрат на строительство котельных на газообразном топливе кажется на первый взгляд значительно меньшим, чем такие же затраты применительно к твердым видам топлива. Однако при этом умалчивается о необходимости строительства подводящих газопроводов, а их стоимость необходимо учитывать в экономических расчетах. Умалчивается об этом потому, что строительство газопроводов ведется за счет Газпрома. Но деньги, и большие, реально затрачиваются.

Пеллеты по цене топливной составляющей в 1 Гкал не очень выгодны. Все же необходимо отметить ряд преимуществ, по которым строительство таких источников теплоснабжения весьма целесообразно. Применение пеллет как топлива позволяет исключить постоянное присутствие обслуживаемого персонала (периодический осмотр оборудования, приемка пеллет), что существенно снижает затраты на обслуживание котельной. Повышается качество отпускаемого продукта, достигается стабилизация температуры воды отпускаемой потребителю по заданному графику в зависимости от температуры наружного воздуха. А при небольших тепловых нагрузках 50-500 кВт отсутствие сменного персонала в котельной будет снижать стоимость 1 Гкал в несколько раз.

Дополнительно необходимо отметить, что ряд регионов очень заинтересован в производстве пеллет из соломы, лузги и других отходов переработки сельского хозяйства. Цена на такие пеллеты, по нашим сведениям (мы сейчас покупаем пеллеты из лузги по цене около 2000 руб. за тонну для испытаний наших котлов), практически вдвое ниже, чем на дровяные пеллеты а это уже 720 руб. стоимости топлива в 1 Гкал вырабатываемого тепла против 1440 руб., рассчитанных для дровяных пеллет.

Де-юре

Таким образом, биотопливо по экономическим показателям на сегодняшний день вполне конкурентоспособно. Остается преодолеть одно серьезное препятствие на пути строительства котельных на биотопливе — отсутствие инвестора. Экономическая целесообразность уже есть, остается получить гарантии.

Согласно закону 131 («Об общих принципах организации местного самоуправления»), сегодня все вопросы жилищно-коммунального комплекса должны решаться на местах в муниципальных образованиях. Однако очевидно, что сельское поселение не обладает достаточным ресурсом для обеспечения гарантий таких значительных инвестиций, то же касается и районных администраций.

Остается субъект федерации. Здесь же можно столкнуться с совершенно разными подходами к решению этой проблемы. Некоторые субъекты федерации, ссылаясь на 131-й закон, не хотят даже разговаривать на эту тему — это, мол, полномочия 1-го уровня, когда «рванет», тогда об этом и подумаем. При этом ведутся совершенно абстрактные разговоры о какой-то коммерческой привлекательности в области строительства таких котельных, что является неправдой, при отсутствии, строго говоря, возможности получения (особо отмечаю реального получения) инвестиционной надбавки к тарифу за тепло. Поясню. Инвестор вкладывает деньги, строит котельную, подписывает инвестиционный договор, где учтена инвестиционная надбавка и оговорен период окупаемости проекта, а затем не получает в нормальном режиме ни самого тарифа, ни тем более инвестиционной надбавки. При этом остановить котельную нельзя: тут же в дело вмешивается прокуратура, слышатся окрики со стороны, не платящей администрации об отсутствии социальной ответственности. И спросить не с кого, поскольку нет реального гаранта, способного в случае невыплат ответить по обязательствам или призвать неплательщика к выполнению своих обязательств. В такой бизнес никто не хочет идти и не пойдет.

В некоторых субъектах федерации — таких, как Кировская область, Новгородская область, с которыми мы сталкивались, вопрос выдачи гарантий для взятия кредитов под строительство котельных принимается к рассмотрению как возможный вариант решения замены устаревших котельных. Но в целом, пожалуй (и это видно из публикаций в открытой печати), каких-то более или менее масштабных программ не видно. Иными словами, все, как в добрые старые времена: с жаром говорим о потерях в сетях (до 40%), о низком КПД котельных (доходит до нижнего предела 45%) и т. п., но ничего не делаем.

Сроки окупаемости

Еще раз подчеркнем экономическая целесообразность, окупаемость проектов просматривается. На сегодняшний день строительство сельских котельных в комплексе с тепловыми сетями окупится примерно за 8 — 10 лет, причем этот срок реален для объектов с тепловой нагрузкой от 2 до 7 МВт. Если нагрузка превышает 7 МВт, срок окупаемости значительно сокращается.

Для котельных мощностью менее 2 МВт необходима программа со специальным участием субъектов Федерации — поскольку срок окупаемости таких котельных уходит за 10 лет, и разговаривать с инвестором становится трудно.

Здесь необходимо участие и поддержка государства в виде определенных преференций для участников проекта, например в виде субсидирования процентной ставки, либо прямого участия субъектов Федерации в финансировании, конечно же, при условии окупаемости проекта, хотя и с несколько увеличенным сроком окупаемости.

Другой вариант включать в качестве добавки объекты с большим сроком окупаемости в эффективную программу, удлиняя ее, но незначительно.

Потери тепла

На сегодняшний день всеми признается, что потери при выработке тепла и по пути его доставки к конечному потребителю достигает 40 — 50 %, т. е. мы отапливаем «улицу» и сжигаем ценного невосстанавливаемого органического топлива почти вдвое больше требуемого.

Экономические предпосылки для перехода на возобновляемые виды топлива реально уже существуют. Сравнительные расчеты по стоимости топливной составляющей в 1 Гкал мы проводили исходя из КПД при сжигании угля и мазута по ГОСТу, т. е. более 80%, а не из тех реалий, которые существуют и описаны выше. Это делает еще более привлекательной идею перевода котельных на биотопливо в результате реализации неизбежной реконструкции устаревшей котельной техники. Однако ситуация, сложившаяся в коммунальном хозяйстве, не меняется: нет не то что ажиотажа, но даже и видимого движения в направлении модернизации. Это напоминает схему неполучения лицензии на эксплуатацию систем теплоснабжения — вам не выдадут лицензию, потому что у вас нет в эксплуатации газовой котельной, а котельную в эксплуатацию не дадут, потому что нет лицензии; такой ребус не разрешим. В общем, при наличии со всех сторон объективных предпосылок и целесообразности реконструкции и модернизации коммунальных котельных с переводом на биотопливо движения в этом направлении нет. Причина состоит в том, что нет того механизма, который бы запустил этот процесс, отсутствуют деньги. Без четких гарантий возврата денег их никто не даст. А тот, кто может дать гарантии и наладить контроль возврата денег через тарифную составляющую, ничего не делает под прикрытием 131-го закона. Мы все видим и горячо обсуждаем, как это делается на практике: если где-то уже не может работать котельная, и зимой она останавливается вовсе, там осуществляется ремонт в виде латания дыр, либо производят частичную замену оборудования. В отдельных случаях осуществляется модернизация.

Таким образом, мы наблюдаем все-таки отдельные, весьма скудные, ростки нового в коммунальной отопительной технике. По этой причине у нас совсем немного предприятий, производящих котельную технику, которая работает на твердом топливе, включая биотопливо. В Финляндии таких производителей более 40, у нас на Северо-Западе «два с половиной», т. е. спрос порождает предложение.

<< вернуться к статьям